А.В. Хапалюк1*, С.В. Еленская2

Анализ амбулаторной практики назначения Магнерота® в Республике Беларусь в лечении состояний, ассоциированных с дефицитом магния

A.V. Khapaliuk1*, S.V. Elenskaya2

Analysis of ambulatory practice for the purpose of MAGNEROT® in the Republic of Belarus in the treatment of states associated with magnesium deficiency

1 Белорусский государственный медицинский университет, Минск
2 Республиканский госпиталь Департамента финансов и тыла Министерства внутренних дел Республики Беларусь, Минск
* Контактная информация. Тел.: +375 29 674 97 74, e-mail: akhapa@tut.by

1 Belarusian State Medical University, Minsk
2 Republican Hospital of the Department of Finance and Logistics Ministry of Internal Affairs of the Republic of Belarus, Minsk
* Corresponding author. Tel.: +375 29 674 97 74, e-mail: akhapa@tut.by


Резюме. Изложен анализ тактики назначения Магнерота® акушерами-гинекологами, терапевтами, кардиологами и неврологами 59 лечебно-профилактических учреждений Республики Беларусь по показаниям, ассоциирующимся с дефицитом магния. Исследование проведено в соответствии с разработанным протоколом, предусматривающим информацию о схеме приема препарата, динамику состояния пациента, а также рекомендации по окончании месячного периода мониторинга терапии Магнеротом®. Сопоставлены клинические эффекты и дозовые диапазоны Магнерота® с таковыми, приведенными в метаанализах. Сделан вывод, что при назначении Магнерота®, наряду с наблюдением за клиническими эффектами, необходимо контролировать динамику уровня магния в плазме крови, что повысит обоснованность назначения и длительность терапии.

Ключевые слова: магний, Магнерот®, терапевтическая эффективность, амбулаторная практика


Resume. The analysis of the appointment of Magnerot® by obstetrician-gynecologists, general practitioners, cardiologists and neurologists of 59 medical and preventive treatment institutions of the Republic of Belarus according to indications associated with magnesium deficiency is presented. The study was conducted in accordance with the developed protocol, which provides information about the regimen of the drug, the dynamics of the patient's condition, as well as recommendations for the end of the one-month monitoring period of Magnerot® therapy. The clinical effects and dose ranges of Magnerot® are compared with those given in meta-analyzes. It was concluded that when Magnerot® was prescribed, along with observation of clinical effects, it was necessary to control the dynamics of magnesium levels in the blood plasma, which would increase the validity of the prescription and the duration of therapy.

Keywords: magnesium, Magnerot®, therapeutic efficacy, outpatient practice

     Введение. Известно, что магний (Mg2+) является кофактором более трехсот ферментативных реакций, в которых принимает участие АТФ посредством Mg-зависимых АТФаз [1–3]. Магний необходим практически для всех энергопотребляющих процессов углеводного, белкового и липидного обменов, синтеза нуклеиновых кислот. Особое значение ионы магния имеют для поддержания трансмембранного потенциала. Активируя Mg2+-зависимую K+/Na+ АТФазу, они определяют работу K+/Na+-насоса, поддерживающего баланс калия внутри клетки и в межклеточном пространстве, обеспечивая таким образом поляризацию мембраны и ее стабильность. В связи с этим Mg2+ играет особую роль в функционировании тканей, обладающих проводящей способностью и спонтанной электрической активностью (нервная ткань, клетки миокарда) [1, 4–7].
     Магний является естественным антагонистом кальция. При этом Mg2+ конкурирует с Сa2+ не только в структуре мембранных каналов, но и на всех уровнях клетки, подавляя самые разные инициированные кальцием реакции. Этот механизм, очевидно, обусловливает антиаритмическое, гипотензивное и антиангинозное свойства магния [1–4, 6]. Мышца сокращается вследствие притока кальция из кровотока в мышечную клетку. Если в организме мало магния, в мышечную клетку попадает слишком много кальция; в результате развивается мышечная судорога. Доказана также исключительная важность магния для поддержания физиологического течения беременности [8–12].
     Еще в начале 30-х годов прошлого столетия выявлено клиническое значение недостатка магния в организме человека. Уже тогда в литературе были описаны повышенная подверженность стрессам, нарушение сердечного ритма, тетанические симптомы, связанные с недостатком Mg2+ [5–7].
     Результаты крупномасштабного скринингового исследования в России позволили установить, что оптимальные значения уровня магния в плазме крови лежат в диапазоне 0,80–0,85 ммоль/л [13]. В настоящее время недостаток магния в организме – распространенное явление. Он встречается чаще, чем принято думать: по данным популяционных исследований, дефицит магния обнаруживается у 16–42 % взрослых [13]. По результатам Национальной программы проверки здоровья и питания (NHANES) США 2005–2006 годов, 60 % взрослых принимают меньше установленной ожидаемой средней нормы магния [14]. При обычном питании наш организм недополучает жизненно важного магния. Встает вопрос, как это возможно, ведь мы живем в обществе изобилия, и возможности приобретения продуктов питания почти неограниченны. Дело в том, что с интенсификацией сельского хозяйства все чаще стали применять минеральные удобрения. При этом вследствие повышенного содержания калия и невнимания к пропорциям магния образовался дефицит последнего в культурных почвах. Так, шпинат в начале ХХ века содержал магния на 70 % больше, чем сейчас. Свою лепту вносят кислые дожди, которые вымывают магний из почвы и таким образом из продуктов. Cодержание магния в пище уменьшает термическая обработка, его усвоение затруднено при потреблении продуктов, богатых жирами или белками, алкоголя.
     Результаты современных крупных клинико-эпидемиологических исследований свидетельствуют о взаимосвязи между дефицитом Mg2+ и рядом патологических состояний. Недостаток Mg2+ в организме вызывает спазмы гладкой мускулатуры, повышение сократимости матки, общего и периферического сосудистого сопротивления, судорожной активности, мигрени, аритмии, бессонницу, депрессию, утомляемость, иммунодефициты и т. д. [15–22]. При дефиците магния возрастает риск внутрисосудистого тромбообразования. Недостаток магния ускоряет процесс старения, резко повышая риск инсультов и инфарктов [4, 5]. Особое значение в причинах магниевого дефицита отводится стрессам. Хорошо известно, что адреналин и норадреналин способствуют выведению магния из клеток [1].
     Значительно увеличивается потребность в магнии при беременности [8, 9]. С дефицитом Mg2+ у беременных связано снижение стрессоустойчивости, появление тревожности, нарушение сна, судороги в мышцах. Это относится и к мускулатуре матки, что проявляется повышением ее тонуса и может привести к самопроизвольному прерыванию беременности. Терапия препаратами магния используется в акушерской практике для предотвращения дефицита магния и осложнений во время беременности, таких как угроза прерывания, замедление развития плода и др. [8–12].
     Следовательно, спектр патологических состояний, где препараты магния могут принести существенную пользу пациенту, весьма обширен.
     В лечебных учреждениях Беларуси еще очень редко определяют уровень магния. В то же время эмпирическое применение препаратов магния достаточно распространено. Поводом для назначения являются состояния, которые, по данным многих исследований, ассоциируются со снижением его уровня. Назначение препаратов магния преследует коррекцию его до нормального уровня.
     Один из наиболее часто назначаемых препаратов – Магнерот® (магния оротат) производства компании Worwag Pharma GmbH & Co. KG, Германия. Оротовая кислота рассматривается как фактор, повышающий абсорбцию ионов магния в кишечнике. Важным моментом является то, что оротовая кислота способна стимулировать синтез АТФ. Так как 90% внутриклеточного магния связаны с АТФ, увеличение внутриклеточного депо АТФ посредством оротовой кислоты улучшает фиксацию магния в клетках. Кроме того, оротовая кислота не только принимает участие в магниевом обмене, но и обладает самостоятельным метаболическим действием, способствуя синтезу пиримидиновых оснований, составляющих структуру ДНК и РНК, участвует в синтезе метионина, метаболизме фолиевой и пантотеновой кислот, благоприятно влияет на развитие плода при беременности, предупреждая его гипотрофию [16, 21, 22].
     Цель настоящего исследования – анализ тактики применения препарата Магнерот® врачами амбулаторной практики Республики Беларусь по показаниям, ассоциированным с дефицитом магния.
     Материал и методы. Для оценки типичной амбулаторной практики лечения состояний, ассоциированных с дефицитом магния, была разработана карта программы, рассчитанная на месяц мониторинга лечения Магнеротом®. Эта карта включала паспортные данные пациента, диагноз, внесение показаний, явившихся основанием для назначения Магнерота®, схему приема препарата, степень выраженности и динамику симптомов, для коррекции которых был назначен Магнерот®, рекомендации, касающиеся целесообразности продолжения приема Магнерота® по истечении месяца.
     В исследовании приняли участие акушеры-гинекологи, кардиологи, неврологи, терапевты поликлиник, женских консультаций и частных медицинских центров. Исследование проведено в 59 лечебно-профилактических учреждениях Республики Беларусь, расположенных в г. Минске, областных и районных центрах страны.
     Поскольку «типичной» врачебной практикой для Беларуси является отсутствие определения содержания магния в плазме крови, показаниями для назначения Магнерота® рассматривались состояния, которые, по данным фундаментальных и клинических исследований, ассоциированы с гипомагниемией.
     Для определения субъективной оценки выраженности симптома (-ов) пациентом использовалась визуальная шкала от 0 до 10 баллов (0 – не беспокоит, 10 – очень беспокоит, значительно нарушает качество жизни).
     Как возможные показания для назначения Магнерота® в акушерско-гинекологической практике рассматривались следующие: беременность при угрозе невынашивания (повышенный тонус матки на любом сроке беременности), ранние токсикозы, вегетативная дисфункция (нейроциркуляторная астения) на фоне беременности (психоэмоциональные расстройства, нарушения сна, головная боль, головокружение, снижение толерантности к физической нагрузке, колебания артериального давления, тахикардия), беременность и многофакторные наследственные нарушения соединительной ткани, определяемые по совокупности признаков дисморфогенеза, артериальная гипертензия I–II степени, дополнительно к антигипертензивной терапии, возникающие судороги в икроножных мышцах.
     Возможными показаниями для назначения Магнерота® в кардиологической и терапевтической практике являлись эктрасистолическая аритмия (в составе комплексной либо монотерапии); вегетативная дисфункция, артериальная гипертензия (в составе комплексной терапии).
     Потенциальными показаниями применения Магнерота® в неврологической практике рассматривались кратковременные стягивающие судороги в одной или нескольких мышцах (крампи), вегетативная дисфункция, головная боль напряжения.
     Полученные данные были обработаны статистически с применением критерия Стьюдента. Различия считали достоверными при вероятности ошибки менее 5 % (p < 0,05).
     Результаты и обсуждение. Общая численность пациентов, лечение которых было проанализировано, составила 1727 человек. Из них количество женщин, находившихся под наблюдением акушеров-гинекологов, составляло 1316.
     1316 заполненных акушерами-гинекологами карт отражали результаты наблюдения за эффективностью и безопасностью Магнерота® у 28 женщин в возрасте 46–60 лет с проявлениями дисфункции вегетативной нервной системы в период перименопаузы и за 1288 беременными женщинами со сроком беременности от 8 до 37 недель включительно (23,0 ± 11,0 недель); возраст беременных женщин составлял 29,6 ± 5,2 года.
     Показания, по которым назначался Магнерот® беременным: угроза невынашивания беременности (повышенный тонус матки, невынашивание предыдущих беременностей) – 44,2 % (569 женщин), периодические судороги в икроножных мышцах (крампи) – 18,4 % (237 женщин); токсикоз 1-й половины беременности – 3,8 % (49 женщин); дисфункция вегетативной нервной системы (астенический синдром), артериальная гипертензия и пролапс митрального клапана (суммарно) – 7,5 % (97 женщин), профилактика гипомагниемии – 26,1 % (336 человек).
     Схемы назначения Магнерота® данной категории лиц были следующими: по 2 таблетки 3 раза в день в 17,8 % случаев, по 2 таблетки 3 раза в день в течение 7 дней, затем по 1 таблетке 3 раза в сутки в 38,6 % случаев, по 1 таблетке 3 раза в день – у 40 % пациентов, 2–3 таблетки на ночь – у 3,6 % пациентов.
     Динамика выраженности крампи у беременных по истечении месяца лечения Магнеротом® в баллах была следующей: 5,5 ± 1,2 исходно, 1,8 ± 0,9 (p < 0,05) через месяц приема препарата. 17,5 % беременных, жаловавшихся на периодические судороги в икроножных мышцах, завершили лечение через месяц приема Магнерота®, остальные продолжили его прием (по 1 таблетке 3 раза в день).
     Динамика выраженности дисфункции вегетативной нервной системы у беременных через месяц лечения Магнеротом® в баллах: 4,4 ± 1,1 до лечения, 1,3 ± 0,8 по окончании лечения (p < 0,05). 12,8 % беременных с астеническим синдромом прием Магнерота® через месяц закончили, 87,2 % – продолжили.
     Динамика степени выраженности повышенного тонуса матки в баллах была также положительной: 6,3 ± 1,1 исходно, 3,2 ± 0,8 через месяц (p < 0,05). Обращает на себя внимание тот факт, что почти в 40 % случаев после выполнения программы мониторинга препарат был отменен как при угрозе невынашивания, так и при назначении в целях профилактики гипомагниемии. Ни в одном случае причинно-следственной связи решения врача об отмене либо продолжении приема препарата с клиническими показаниями не прослеживалось. Указаний на непереносимость или побочные реакции на Магнерот® не было.
     Динамика выраженности астенического синдрома, нарушения сна, сосудистых нарушений и экстрасистолии у женщин в перименопаузе в результате месячного приема Магнерота® была оценена следующим образом: 7,6 ± 2,1 вначале, 2,3 ± 1,3 по окончании месяца терапии (p < 0,05). После месяца приема Магнерота® и клинической оценки его эффективности всем пациентам с проявлениями дисфункции вегетативной нервной системы было рекомендовано продолжить прием препарата.
     Под наблюдением неврологов находились 120 человек (25 мужчин и 95 женщин) в возрасте 46,0 ± 8,0 лет. Показания, по которым назначался Магнерот® врачами-неврологами: крампи – 46 пациентов (38,3 %), дисфункция вегетативной нервной системы – 51 пациент (42,5 %), головная боль напряжения, цервикокраниалгия и тораколюмбалгия – 23 пациента (19,2 %). Схемы назначения Магнерота® были следующими: по 2 таблетки 3 раза в день в течение 7 дней, затем по 1 таблетке 3 раза в сутки – в 43,3 % случаев, по 1 таблетке 3 раза в день – в 45 % случаев, по 2–3 таблетки на ночь Магнерот® был назначен 11,7 % пациентов.
     Интегральная динамика выраженности симптомов у пациентов, находившихся под наблюдением неврологов: 7,7 ± 2,3 исходно, 1,4 ± 1,4 через месяц лечения (p < 0,05). После месяца приема Магнерота® 32 пациентам (26,7 %) препарат был отменен. Остальным рекомендовано продолжить лечение, в ряде случаев – до 3–6 месяцев.
     Под наблюдением кардиологов находились 174 человека (18 мужчин и 156 женщин в возрасте 53,0 ± 11,0 лет. Показания, по которым назначался Магнерот® врачами-кардиологами: наджелудочковая (желудочковая) экстрасистолия – 64 пациента (36,8 %), синусовая тахикардия – 31 пациент (17,8 %), судороги мышц – 7 пациентов (4,0 %). В 41,4 % случаев (72 пациента) показаниями для назначения Магнерота® рассматривались соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы, артериальная гипертензия 2-й степени, фибрилляция предсердий. Схемы назначения Магнерота® были следующими: в 78,2 % случаев было назначено по 1 таблетке 3 раза в день, в 16,1 % случаев – по 2 таблетки 3 раза в день, 2 таблетки в сутки (на ночь) рекомендованы 5,7 % пациентов.
     Интегральная динамика выраженности симптомов у пациентов, находившихся под наблюдением кардиологов: 5,6 ± 1,7 исходно и 1,6 ± 1,1 спустя месяц приема препарата (p < 0,05). По окончании месяца прием Магнерота® 55 пациентам (31,6 %) был отменен, остальным лечение продолжили по 1 таблетке препарата 3 раза в день.
     Под наблюдением терапевтов находились 117 человек (6 мужчин и 111 женщин) в возрасте 56,0 ± ± 12,0 лет. Клинические показания, в соответствии с которыми был назначен Магнерот® врачами-терапевтами: соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы – 33 пациента (28,2 %), крампи – 24 пациента (20,5 %), артериальная гипертензия 2-й степени без и с синусовой тахикардией – 44 пациента (37,6 %), наджелудочковая (желудочковая) экстрасистолия – 16 пациентов (13,7 %). Схемы назначения Магнерота® были следующими: по 1 таблетке 3 раза в день в 68,4 % случаев, по 2 таблетки 3 раза в день, затем через 7 дней по 1 таблетке 3 раза в день либо по 2 таблетки 2–3 раза в день в 13,6 % случаев. Интегральная динамика выраженности симптомов у пациентов, находившихся под наблюдением врачей-терапевтов: 5,8 ± 1,5 исходно, 1,9 ± ± 0,9 через месяц лечения (p < 0,05). После месяца приема препарата 20 пациентам (17 %) Магнерот® был отменен, остальным было продолжено лечение по 1 таблетке 2–3 раза в день.
     Полученные результаты нам представлялось интересным сопоставить с выводами метаанализов, проведенных на основании данных рандомизированных клинических исследований эффективности и безопасности Магнерота® по показаниям, которые были практически идентичны тем, в соответствии с которыми назначался Магнерот® белорусскими врачами.
     Метаанализ клинических исследований воздействия оротата магния на сердечно-сосудистую систему на основании данных 19 рандомизированных исследований, включавших 1190 пациентов с сердечно-сосудистой патологией (606 – «случай», 587 – «контроль», из которых было 527 женщин и 663 мужчины), выполненный И.Ю. Торшиным и соавт. [23], продемонстрировал эффективность оротата магния в лечении пролапса митрального клапана, профилактике и лечении нарушений ритма сердца (синусовой тахикардии, наджелудочковой и желудочковой экстрасистолии, пароксизмальной наджелудочковой тахикардии), в повышении толерантности к физической нагрузке при астении, снижении утренней головной боли, снижении артериального давления. В исследованиях использовался Магнерот® в дозе 700–3000 мг/сут (в среднем 1878 ± 823 мг/сут). Установлено, что прием Магнерота® снижает риск наджелудочковых экстрасистол на 70 %, желудочковых экстрасистол – на 52 %, развития пароксизмальной наджелудочковой тахикардии – на 72 %. Наибольший антиаритмический эффект Магнерота® относительно снижения частоты желудочковой экстрасистолии отмечался в группах пациентов с сахарным диабетом, метаболическим синдромом, патологическим климаксом [23].      Доза Магнерота®, назначаемая кардиологами и терапевтами Беларуси, колебалась в пределах 1000–3000 мг, составляя более чем в 80 % случаев 1500 мг/сут, что соответствует дозе, эффективность которой показана в клинических исследованиях. Однако результаты лечения, использованные для метаанализа И.Ю. Торшиным и соавторами, охватывают период 4,2 ± 2,9 месяца, на что необходимо обратить внимание кардиологам и терапевтам нашей страны. В то же время возможность получения клинического эффекта в течение месячного приема Магнерота® вполне реальна. Так, В.В. Батушкиным и Е.Ю. Марущенко [24] показано, что у пациентов с различными хроническими заболеваниями сердечно-сосудистой, сосудисто-мозговой системы, у пациентов с сахарным диабетом 2-го типа и метаболическим синдромом курсовой прием Магнерота® (1500 мг в сутки в течение 1 месяца) достоверно уменьшал желудочковую экстрасистолию. Авторы считают, что, несмотря на то, что возникновение желудочковой экстрасистолии чаще сопровождалось гипомагниемией, антиаритмический эффект Магнерота® был связан не только с коррекцией гипомагниемии, но и с положительным метаболическим воздействием препарата на миокард [24].
     Сравнение «типичной практики» назначения Магнерота® белорусскими врачами в акушерстве и гинекологии с результатами метаанализа, выполненного О.А. Громовой и соавт. [25], демонстрирует схожие тенденции в тактике применения препарата в Беларуси с исследованиями, взятыми как доказательные в данный метаанализ. В основу этого метаанализа были положены данные 6 рандомизированных исследований по применению оротата магния в акушерско-гинекологической практике. Средний возраст пациентов – 26,0 ± 3,0 года (в нашей выборке – 29,6 ± ± 5,2 года). В метаанализе установлены достоверные ассоциации между приемом Магнерота® и снижением риска таких состояний, как повышенный тонус матки – на 68 %, ощущение слабости – на 67 % и головной боли – на 76 %. Результаты метаанализа продемонстрировали, что прием Магнерота® ассоциирован со снижением систолического артериального давления, уменьшением тахикардии. Все подтвержденные в результате метаанализа эффекты наблюдались при приеме Магнерота® в дозе 1500–3000 мг/сут (2250 ±
± 866 мг/сут). Доза Магнерота®, назначаемая белорусскими акушерами-гинекологами, была аналогичной – 1500–3000 мг/сут.
     Следует отметить, что нередким показанием для назначения Магнерота® акушерами-гинекологами беременным женщинам в Беларуси были судороги в икроножных мышцах (крампи). Целесообразность подобного подхода вполне обоснована, ибо то, что назначение препаратов магния купирует крампи во время беременности, известно давно [26].
     Таким образом, акушеры-гинекологи, кардиологи, терапевты и неврологи Беларуси хорошо осведомлены о роли гипомагниемии в развитии многих патологических состояний и показаниях для назначения препаратов магния, в частности Магнерота®. В то же время отсутствие в алгоритме наблюдения за пациентами мониторинга содержания уровня магния в плазме крови приводит к субъективному решению о целесообразности и длительности лечения состояний, ассоциированных с дефицитом магния.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Torchin I., Gromova O. Magnesium: fundamental studies and clinical practice. NY: Nova Biomedical Publishers, 2011.
2. Jelinek H., Takács. Course of the progression of experimentally induced arteriosclerotic vessel wall changes after treatment with magnesium orotate // Arzneimittelforschung. 2000; 50 (12): 1071–1077.
3. Громова О.А., Торшин И.Ю., Рудаков К.В. и др. Систематический анализ магнийзависимых митохондриальных белков // Кардиология. 2014; 9: 86–92.
4. Торшин И.Ю., Громова О.А. Молекулярные механизмы воздействия оротата магния на сердечно-сосудистую систему // РФК. 2008; 5: 63–66.
5. Метаболизм магния и терапевтическое значение его препаратов. М.: Медпрактика, 2002. 28 с.
6. Zehender M., Meinertz T., Just H. Magnesium deficiency and magnesium substitution. Effect on ventricular cardiac arrhythmias of various etiology // Herz. 1997; 22 (Suppl. 1): 56–62.
7. Bourre J.M. Effects of nutrients (in food) on the structure and function of the nervous system: update on dietary requirements for brain. Part 1: Micronutrients // J. Nutr. Health Aging. 2006; 10: 377–385.
8. Громова О.А., Торшин И.Ю., Сухих Г.Т. и др. Молекулярные механизмы регуляции магнием плацентарных белков // Рос. вестн. акушера-гинеколога. 2008; 9: 9–16.
9. Алексеева О.П., Клеменов А.В., Гусева О.И. и др. Магний при патологии беременности и родов // РМЖ. 2004; 12 (1): 30–33.
10. Верткин А.Л., Ткачева О.Н., Мурашко Л.Е. и др. Обмен магния и терапия магнеротом при гестозе // Фарматека. 2005; 2 (98): 13–19.
11. Мозговая Е.В., Кошелева Н.Г. Эффективность использования препаратов магния с целью профилактики гестоза // Рос. вестн. акушера-гинеколога. 2007; 5: 73–75.
12. Тетруашвили Н.К. Терапия магнием в ранние сроки беременности у пациенток с привычным выкидышем // Рос. вестн. акушера-гинеколога. 2007; 4: 62–64.
13. Громова О.А., Калачева А.Г., Торшин И.Ю. и др. Недостаточность магния – достоверный фактор риска появления коморбидных состояний: результаты крупномасштабного скрининга магниевого статуса в регионах России // Фарматека. 2013; 6: 114–129.
14. What we eat in America. NHANES, 2005–2006.
15. Городецкий В.В., Талибов О.Б. Препараты магния в медицинской практике // Малая энцикл. магния. М., 2004.
16. Забелина В.Д. Магний и магнийсодержащие препараты. С магнием по жизни // Consilium Provisorum. 2003; 5 (3): 18–23.
17. Спасов А.А., Петров В.И., Иежица И.Н. и др. Магний (значение, дефицит, лекарственные средства и биологически активные добавки к пище) / 1-й Съезд Рос. об-ва мед. элементологии (РОС-МЭМ), 9–10 дек. 2004 г., Москва // Микроэлементы в медицине. 2004; 5 (4): 133–135.
18. Недогода С.В. Роль препаратов магния в ведении пациентов терапевтического профиля // Лечащий врач. 2009; 6: 61–66.
19. Tsuji H., Venditti F.J.Jr., Evans J.C. et al. The associations of levels of serum potassium and magnesium with ventricular premature complexes (the Framingham Heart Study) // Am. J. Cardiol. 1994; 74: 232–235.
20. Eichhorn E.J., Tandon P.K., Dibianco R. et al. The Study Group Clinical and prognostic significance of serum magnesium concentration in patients with severe chronic congestive heart failure: The Promise Study // J. Am. Coll. Cardiol. 1993; 21 (3): 634–640.
21. Акатова Е.В., Николин О.П., Мартынов А.И. Клиническая эффективность оротата магния у пациентов с нарушениями ритма и артериальной гипертонией при пролапсе митрального клапана // Кардиоваскуляр. терапия и профилактика. 2009; 8 (8): 9–12.
22. Мартынов А.И., Акатова Е.В. Опыт пятнадцатилетнего применения препаратов магния у больных с пролапсом митрального клапана // Кардиология. 2011; 6: 60–65.
23. Торшин И.Ю., Громова О.А., Калачева А.Г. и др. Метаанализ клинических исследований воздействия оротата магния на сердечно-сосудистую систему // Терапевт. арх. 2015; 6: 88–97.
24. Батушкин В.В., Марущенко Е.Ю. Гипомагниемия, частая желудочковая экстрасистолия, антиаритмическое действие магнерота // Кардиология: от науки к практике. 2014; 1 (08): 26–34.
25. Громова О.А., Торшин И.Ю., Керимкулова и др. Метаанализ клинических исследований по использованию оротата магния (препарат магнерот) в акушерстве и гинекологии // РМЖ. 2015; 20: 1224–1228.
26. Roffe C., Sills S., Crome P. еt al. Randomised, crossover, placebo controlled trial of magnesium citrate in the treatment of chronic persistent leg cramps // Med. Sci. Monit. 2002; 8: 326–330.